Издательство "Индрик" (indrik_book) wrote,
Издательство "Индрик"
indrik_book

Categories:

«Семейные» образы в лексике речного ландшафта


Е. Л. Березович
В кустах ручей целуется с рекою...

(«семейные» образы в лексике речного ландшафта)

"В заглавие этой статьи вынесена строчка из стихотворения А. Коренева «Полуденное небо. Край земли». Она содержит вариацию образа, который встречается в художественной литературе и фольклоре не часто, но вполне устойчив, и трактует речной ландшафт через призму взаимоотношений людей, точнее — связей матери и ребенка, мужа и жены, братьев и сестер, влюбленных и др. (условно говоря, семейных отношений). Напомним некоторые фольклорные примеры такого плана, которые рассмотрены, в частности, в известной статье Я. И. Гина о былинном эпосе: реки Днепр и Сож — братья; Днепр — батюшка; Волховь (форма имени Волхов) — матушка; Непра (женская «ипостась» Днепра) — мать богатыря Сухмана, который сам становится Сухман-рекой; Дон может иметь отчество — Иванович (добавим: по Иван-озеру, из которого он вытекает . — Е. Б.), а парой к нему выступает Непра-королевична и т. п. Как удалось показать Я. И. Гину, логика разворачивания «семейной» метафоры во многом определяется грамматическим родом названия реки.
«Семейные» речные образы встречаются не только в былинах, но и в малых фольклорных жанрах, ср., к примеру, загадки о «взаимоотношениях» реки и ее притоков: «Есть мать — как вырастут у ней большие дети — всех пожирает», «Какая мать своих дочерей сосет?» (река, море).
<…> В лексике речного ландшафта представлены следующие образные ряды: родители и дети;
брачные отношения; холостяк, вдова; братья и сестры; кумление.
Родители и дети. Для обозначения основного русла реки, фарватера, а также родника, источника и др. в общеславянском масштабе используется образ матери <…> Широко распространены фольклорно-разговорные эпитеты-приложения к названиям рек: Волга-матушка, Ока-матушка, Кама-матушка и проч. «Материнская» метафора представлена и в гидронимии <…>
Что касается образа отца, то он, кажется, не закреплен в славянской гидрографической лексике (за исключением формул вроде Дон-батюшка). <…> Образы родителей воплощают качественные смыслы («большой, крупный по размеру», «главный, основной» , «срединный», «питающий, кормящий») , но есть в нем и релятивная составляющая («являющийся источником чего-л.»).
Развитие релятивной семантики приводит к тому, что у родителей появляются дети — притоки, протоки, рукава и т. п.
«Детские» образы могут быть выражены с помощью словообразовательных средств, ср. костр. речёнок ‘ручеек’. <…> Более ярко звучат образы детей в собственно лексическом выражении: рус. арх. детúнка, детúночка ‘маленькое озерко, соединенное протокой с другим <…> Интересна диалектика образов ребенка (сына) — пасынка: в первом сильнее проявлена идея «порождения» рекой, во втором — идея отделения от нее. Последняя находит логическое продолжение в метафоре сироты: болг. диал. сирàк («сирота») ‘небольшой арык, отведенный от главного канала для орошения лугов, садов и проч./ Признак отдельного расположения «сирот» (вдалеке от других объектов одного с ними класса) реализуется и в топонимии…
<…> Брачные отношения. Слияние рек может восприниматься как их женитьба, ср. рус. влг. женúться сливаться (о реках): «Реки-то стекаются, женятся, от их потом другая река идет, как детеныш их. Сухона и Юг поженились, а от их Северная Двина началась»; ср. также англ. to marry ‘соединяться’ с иллюстрацией «Where the waters marry» («Где потоки женятся, т. е. сливаются в один»). Любопытная разработка этого образа обнаруживается в итальянской лингвокультурной традиции, ср. итал. spоsa («невеста») ручей, который вливается в большую реку. «Женихом» реки или моря может выступать город — такой как Венеция: итал. истор. sposare il mare («жениться на море») ‘праздновать каждый год очень пышно свадьбу Венеции с Адриатическим морем (Венеция выступает в лице дожа), nozze del mare («свадьба моря») религиозная церемония, которая проводится ежегодно в Венеции: символизирует главенство города над морем.
Свадебный образ иногда получает дополнительную поддержку в особых физико-географических свойствах сливающихся рек — разных цветовых оттенках их вод, ср. впечатления В. В. Радлова о месте слияния горноалтайских рек Бия и Катуни, которые, по легенде, являются мужем и женой: «… Открывался новый вид на могучий поток Бия и приближающуюся к своему супругу Катуню… теперь они продолжают путь уже вместе, но девичий стыд еще не позволяет ей слиться с ним, и отчетливо видно, как обе текут, не сливаясь, в одном русле, справа — река Бий с ее светлыми, прозрачными водами, слева — беловато-желтая Катуня». Этот же природный феномен наблюдается в устье Рио Негро в Амазонии: «Свадьбой рек называют место, где Рио Негро (один из самых крупных притоков) сливается с Амазонкой. В Амазонке вода мутная, желтоватого оттенка. В Рио Негро вода черная, потому как ее воды насыщены природными минералами. Температура вод разная, поэтому, когда Рио Негро впадает в Амазонку, воды двух рек на протяжении двух километров текут, не смешиваясь, в результате чего возникают черная и светлая стороны».
Образным аналогом «речной» женитьбы оказывается женитьба «пищевая» (эта метафора используется для обозначения сливающихся напитков — точнее, разбавления крепких напитков водой или соком): рус. арх., влг. женить ‘развести алкогольный напиток водой’ , сарат., куйбыш. женить ‘разбавлять водой (квас, пиво и т. п.), куйбыш. женатый ‘разбавленный водой (о квасе, пиве, водке и др.) <…>
Если образ женитьбы рек находит собственно лексическое выражение, то образы мужа и жены в гидрографической лексике и топонимии, кажется, не представлены: они не обладали бы различительной силой, так как могли бы прилагаться к любой паре сливающихся рек.
<…> Холостяк, вдова. Если слияние рек — это их женитьба, то естественным продолжением образа становится трактовка не принимающей притоков реки как холостой… <…>
Братья и сестры. Текущие рядом реки или расположенные «бок о бок» озера (как правило, сходные по размеру и форме) могут быть представлены как братья и сестры. Из всех семейных образов данный является наименее специализированным: «братьев» и «сестер» легко обнаружить практически у любого элемента ландшафта (и, разумеется, не только ландшафта), поэтому он не фиксируется словарями нарицательной лексики применительно к рекам или озерам. <…>
Кумление. Лексика кумовства — «крестного» породнения, примыкающая к терминологии родства, проявляет тесную связь с последней в своих вторичных значениях. Метафора кумовства (точнее, кумления) в лексике речного ландшафта в отличие от всех других требует наибольшей глубины реконструкции. <…>
Как известно, отношения кумовства оформляются обрядом кумления, ср. моск. кумлéнье ‘древний обряд, состоящий в том, что девушки во время праздничного гулянья целуются через венок, символизируя этим верность в дружбе, духовное родство’, кумúться диал. шир. распр. ‘совершать обряд, символизирующий верность дружбе девушек, их духовное родство, во время праздничного гуляния в лесу’, моск., яросл., ряз., смол. ‘целоваться через венок, свитый из веток березы (знак дружбы)’, кубан. кумовáнье ‘обычай целования мальчика с девочкой в первый день троицы, символизирующий их дружбу’, кумовáться ‘целоваться в первый день троицы в знак дружбы (в обычае детей) и др. «Эмблемой» кумления становится поцелуй — и именно этот образ, по нашему мнению, отражен в лексике речного ландшафта: устремляющиеся друг к другу водные потоки «целуются», «кумятся». Думается, что предпосылки для развития «поцелуйного» образа заложены и во внутренней форме слова устье (выше говорилось о возможности оживления образа речных «уст»: в загадках мать-река пожирает или сосет своих детей-притоков).
В образе «кумящихся» рек звучат также мотивы встречи, совместности. <…>
Таким образом, представленный материал позволяет по крупицам сложить картинку, точнее, «фильм» о родстве рек. Речной ландшафт — благодарный «клиент» семейной метафоры, он предоставляет в ее распоряжение подходящий денотативный ряд: в отличие, к примеру, от статичных гор, реки вступают в динамичные «отношения» друг с другом, которые истолковываются как семейные связи.
Изучаемую метафору нельзя считать популярной, поскольку в целом у нее довольно мало реализаций (распространенным можно назвать только один образ: «мать» = фарватер, источник). <…> Выдерживая принцип кольцевой композиции, хочется закончить строками современной поэзии, которые основаны на рассмотренных в статье образах: «Струйки пота синеют, А в них отражаются сопки. Меж ними реки целуются» (Д. Ревякин. Порыв) 12; «Умываются березы с соснами, Дождь целуется ручьями с реками» (Н. Шапарев. Ветер дождь переплетает косами); «Ручей-сорванец от отца-родника/Сбежал, поманила красотка-река…» (А. Яро. Ручей)".

В сокращении по: Слова. Концепты. Мифы. М.: "Индрик", 2011 с.50-59
Tags: реки, этнолингвистика, языкознание
Subscribe

  • Ethnolinguistica Slavica. К 90-летию академика Никиты Ильича Толстого.

    Книга " Ethnolinguistica Slavica. К 90-летию академика Никиты Ильича Толстого" посвящена 90-летию со дня рождения академика Никиты Ильича Толстого…

  • Труды кафедры древних языков. Вып. III

    Изданы Труды кафедры древних языков. Вып. III Настоящий сборник научных статей, подготовленных сотрудниками кафедры древних языков исторического…

  • Новинка!

    Издана книга "О своей земле, своей вере, настоящем и пережитом в России XX–XXI вв. (к изучению биографического и религиозного нарратива)". ДО…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments